Поэзия 1910-х годов

Дебют первой книги Маяковского вышел в 1913 году из четырёх стихотворений под названием «Я», у футуристских альманахах «Молоко кобылиц», «Дохлая луна», «Рыкающий Парнас» с 1913 по 1915 годы появляются периодически напечатанные стихи Маяковского.  Были опубликованы такие поэмы как «Облако в штанах», «Флейта позвоночник»,  «Война и мир», а также сборник поэм «Простое, как мычание».

Маяковский посвящал свою поэзию мироустройству социальных контрастов современной урбанистической цивилизации, была полна бунта против всего этого, против традиционных взглядов всех поэтов на прекрасное и поэзию. Он переступил порог обыкновенных взглядов на рай и Бога, на представление о вселенной.  В своих произведениях Маяковский использует необычный для поэзии язык, в тонах этого языка предпочитается воинственно изломанный, грубый пафос.  Этот язык контрастно оттеняет обычные поэтические образы.  В поэзиях лирический герой остается романтиком, он эпатирует обывателя резкостью, богохульством и своим «острым» языком, но при этом он нежен, одинок, страдающий, ценящий всё самое простое.

Свои стихи 1910-х годов Маяковский озвучивал их в устной форме на разнообразных вечерах, диспутах. Они очень хорошо воспринимались на слух, для того чтоб слушать очень хорошо  подходили короткие рубленые строки, неуникальный синтаксис, разговорный стиль и просто фамильярная интонация. Маяковский в своих  сочинениях создал образ поэта-борца, митингового оратора, общественного защитника, он создал это с помощью высокого роста сочинения и зычного голоса. Его слова не звучат красиво, а  наоборот пафосно и можно сказать грубо, как судороги и слипшиеся в кучу.  Из-за этого пафоса и острословия Маяковского долгое время считали поэтом, который воспевал революцию и советский строй.  Его творчество в советской литературе связывали со стихами-агитациями.  Маяковский считался одним из самых талантливых футуристов.  После, все были ошарашены тем, что поэт оставил революционную литературу и перешёл су-то на любовною лирику. Это было вдоволь удивительно всем и неожиданно. Но этому дали такое объяснение, что если он писал о любви, то только об громадной. Он хотел невозможного, чего-то нового, поэтому все его чувства были преувеличены. Все окружение в его сознании принимало невероятно грандиозные очертания. Любовная лирика поэта, которая рисовала нераздельную любовь, вдоволь грустна, мучительна, истерична. Теме любви писатель посвятил много поэм: «Про это» — одна из самых грандиозных изо всех.